23:58 

Опасные связи vs. Вальмон

Daphnis
Яблоня не спрашивает у бука, как ей расти, лев у коня, как ему охотиться.
Давненько я тут не умничала...

Начну от печки, т.е. с первоисточника, чтобы было с чем сравнивать...

РОМАН

Шодерло де Лакло написал всего одну вещь, но ее оказалось достаточно, чтобы его имя вошло в историю. Рассказывают, что Стендаль, встретивший Лакло в конце его жизни в Миланском театре, поклонился старому артиллерийскому генералу за его «Опасные связи» (Стендаля я еще помяну).
Роман был написан по результатам наблюдений за нравами знати в Гренобле, где Лакло в молодости служил офицером. По сути это агитка, памфлет, подобно «Женитьбе Фигаро», памфлет на безнравственное и корыстное высшее общество. По выходе книга, конечно, наделала много шума. Однако она волнует и по сей день, и ее очень любят экранизировать.
На самом деле, роман в письмах, это немного искусственный жанр, ведь сложно уместить все события в переписку. Однако в плюсе то, что каждый персонаж имеет свой индивидуальный стиль письма, раскрывающий его характер перед читателем. Письмо разоблачает, даже когда отправитель лжет. Язык романа, ясный и отточенный, воспринимается вполне современно (кто пробовал читать, например, Руссо или Ричардсона, тот меня поймет). Самые рискованные ситуации изложены одновременно и сдержанно, и недвусмысленно. Книга стоит того, чтобы ее прочесть хотя бы раз. Она может вызвать отвращение, но не скуку.
В сюжете противопоставлены чудовища и их жертвы. Чудовища (маркиза де Мертей и виконт де Вальмон) плетут интриги и умело манипулируют окружающими, чтобы достичь своих целей, упиваясь своей властью над жертвами. В отношениях между ними нет никакого притворства, они испытывают чувство взаимного профессионального уважения, но не доверяют друг другу. В этом дуэте маркиза ведет лидирующую партию и ловко управляет самим виконтом. Жертвам нечего противопоставить чудовищам, и они становятся легкой добычей и гибнут. Однако победа недолго приносит радость. В финале порок ужасающе наказан. Больше трупов только в «Гамлете». В заключение автор предупреждает о бедствиях, которые способна причинить хотя бы одна опасная связь.

Движущей силой романа, его красотой и привлекательностью является, безусловно, чета Вальмон-Мертей, соединенных, по словам Жироду, «брачными узами зла». Сила желаний, безошибочность расчетов, ум вызывают восхищение, а вовсе не отвращение.
Сам сюжет вызывает смешанные чувства. Странно, но жертв совсем не жаль, они вызывают только презрение своей слабостью. Больше жалости вызывают чудовища, причем с легким оттенком гадливости.
Мыслимое ли дело, чтобы весь интеллект и вся энергия столь неординарных личностей была направлена лишь на удовлетворение мимолетных сексуальных прихотей и собственного тщеславия? Прибегать к столь сильным средствам ради такой цели кажется чрезмерным.
Увы, это правда того века и места. Ни энергию, ни интеллект во Франции 18 века абсолютно некуда было применить. Могущество в Версале обуславливалось куртуазностью; политическая деятельность была большинству недоступна, а офицерская карьера была весьма необременительной. Любовь и секс стали важнейшим делом и неким видом спорта. Можно представить, чего бы могли добиться эти люди, живя раньше или позже, в более деятельное время. Имхо честолюбцы Стендаля (типа Жюльена Сореля) ведут свое происхождение и от героев Лакло.

«Опасные связи» от Стивена Фрирза (1988)

Фильм снят по пьесе Кристофера Хэмптона. Гленн Клоуз - мадам де Мертей, Джон Малкович – виконт де Вальмон, Мишель Пфайфер – мадам де Турвель, Ума Турман – Сесиль, Киану Ривз – Дансени.

Самая известная и самая именитая экранизация (Оскар и Бафта за сценарий, Сезар за лучший иностранный фильм). Это действительно экранизация в полном смысле этого слова. Посмотрев фильм, испытываешь те же эмоции, что и по прочтении романа. Редко про какое кино можно сказать «если не хочется читать книгу, посмотрите фильм – никакой разницы», про ОС Фрирза – можно, настолько верно передан дух романа (не зря, не зря награждали именно за сценарий).
Это уже чувствуется уже с первых кадров. Фильм начинается со сцены облачения, и от всей этой церемонии тянет таким погребальным холодом и запахом разложения, что пробирает дрожь. Мне от романа тоже тянет запахом мертвечины. Но вместе с тем, второе, с чем фильм для меня ассоциируется – это чудовищный мискаст. Причем мискаст по всем актерам, начиная с Гленн Клоуз и заканчивая Киану Ривзом.
Нет, вовсе не такими представляются покоритель женских сердец, блистательная и коварная маркиза, невинная девушка и добродетельная жена. Однако в процессе просмотра про все свои прежние представления о маркизе и виконте забываешь. Вальмон у Лакло – в любви стратег, или, точнее, матадор. Подобно охотнику он желает не просто овладеть, а загнать дичь – «Мне мало обладать ею, я хочу, чтобы она мне отдалась». Вальмон Малковича именно таков.



При всем отвращении к его герою, преодолеть влечение невозможно (вспомнить хотя бы сцену, где его герой на все упреки мадам де Турвель просто повторяет «Это выше моих сил»). Гленн Клоуз ничуть ему не уступает. Такую стерву сильную личность редко встретишь. Их дуэт питает энергией и держит весь фильм в напряжении, в этом он тоже скрупулезно следует роману. Постепенно начинаешь видеть в этом мискасте некий сознательный режиссерский замысел. Показать, как, не пользуясь никакими средствами (в том числе и приятной внешностью), кроме психологических манипуляций, герои добиваются сексуальных побед. На эту мысль меня сподвигла Гленн Клоуз, которая вполне может выглядеть очень привлекательно, но у Фрирза она подчеркнуто некрасива.
Дуэт – сила фильма, но имхо и его слабое место, потому что остальные актеры проходят некой бледной тенью и затмеваются ими напрочь. Контраст разителен, и фильм в целом получился дисгармоничным и несбалансированным, и от этого возникает ощущение дискомфорта и раздражения прочими персонажами. Забыть про прочий мискаст не удается. Мишель Пфайфер никак не добродетельная мадам де Турвель, несмотря на все старания и неплохую игру. При всем своем уважении и восхищении этой актрисой, это не ее роль. Как можно было заставлять самую настоящую хичкоковскую блондинку «пламя под маской льда» играть нежную президентшу? По глазам видно, что она не так проста и наивна.



Кстати, Форман видел в ней мадам де Мертей и даже приглашал сниматься в этой роли у него, но Пфайфер предпочла Фрирза и «белую и пушистую» роль.
Что касается героев второго плана, то Сесиль у Умы Турман из невинного создания сразу превращается по повадкам в прямо таки прожженную шлюху, что не может не вызывать некоторого удивления, Киану Ривз попросту никакой. Но фильм они не портят, т.к. проходят фоном.



Не буду их сильно пинать, имхо они были очень молоды, и им попросту не хватало опыта, а режиссер, похоже, акцентировал все свое внимание на Малковиче и Клоуз, что привело к тому, что получилось. Что опять же повторяет роман, где их персонажи служат лишь пешками в игре стратегов, и тоже оставляют весьма бледное впечатление.
В целом, повторюсь, фильм замечательный, и как экранизация он лучший. А Вальмон там изрядный гад, как и положено.


@темы: кино

URL
Комментарии
2011-12-18 в 00:35 

Эльвюна
Спасайте собак и полковника Черчилля! (с)
Что касается героев второго плана, то Сесиль у Умы Турман из невинного создания сразу превращается по повадкам в прямо таки прожженную шлюху,

Мне кажется, трудно было сделать худший выбор актрисы на роль Сесиль. У нее эта прожженность в каждом взгляде с самого первого кадра.

2011-12-18 в 01:28 

Daphnis
Яблоня не спрашивает у бука, как ей расти, лев у коня, как ему охотиться.
Эльвюна, больная-больная тема))

URL
2011-12-18 в 01:36 

Эльвюна
Спасайте собак и полковника Черчилля! (с)
И полностью согласна насчет Файрузы Бэлк - вот это сто пятьдесят процентов попадания в яблочко!

2011-12-19 в 00:04 

Snorri
Трудолюбив по необходимости, ленив до самозабвения (с)
Ума вообще вызывает диссонанс - ожидаешь увидеть невинное дитя, а видишь непонятного возраста дылду со странным взглядом.

А что до самой истории, то ее следует показывать тем, кто хочет понять, почему королевская власть потерпела фиаско во время революции (разумеется, в качестве одной из причин): на такое дворянство опираться было невозможно.

2011-12-19 в 20:48 

Daphnis
Яблоня не спрашивает у бука, как ей расти, лев у коня, как ему охотиться.
Snorri, загнивание и упадок царят в Римской империи (с)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Лавровый переулок

главная